gototopgototop

Опубликовано: 20.03.2011г.

news-gorodАнти - Архаика

Интервью Ю. Ласточкина журналу «Новый город» №2, март 2011

  Целых два десятилетия инфраструктура небольших российских городов совершенно не обновлялась, совсем не вкладывались средства в развитие здравоохранения, образования, спорта. В самом лучшем случае, обходились латанием дыр.

Никто не задумывался о стратегических программах и над тем, каким быть городу с населением чуть более двухсот тысяч человек в 21 веке. Как результат – истощение ресурсов и ни одной решенной проблемы. Вопрос о необходимости осовременивания города, всех сфер человеческой жизни выходит на первый план. Стартовать приходится в трудных условиях, но все еще можно поправить, если, конечно, перейти от досужих разговоров к делам, следовать намеченной цели и призвать в союзники людей, обладающих здравым смыслом. Об основных принципах противостояния существующей архаичности, об изменениях, ожидающих Рыбинск в области образования журналу «Новый город» рассказывает глава города Рыбинска Юрий Ласточкин.

Сверхзадача – преодолеть упадочную тенденцию

- Для чего вообще ставить такую задачу как обновление города и ликвидация архаики, если сегодня есть масса других, может быть, более насущных проблем ?

- Таких городов, как Рыбинск, в России тысячи, и проблемы их очень схожи. Беда в том, что они в большинстве своем архаичны, несовременны и очень запущены. Длительное время в них не вкладывались деньги. Города просто проживали свою жизнь без развития. И поэтому на сегодняшний день тренд развития нулевой, даже угасающий. Сверхзадача – опрокинуть эту тенденцию в любой сфере деятельности: культурной и информационной, образовании, спорте, здравоохранении, дорожном и жилищном строительстве, организации бизнеса. Это касается всех сторон жизни, за которые отвечает местное самоуправление. Более полутора десятка лет практически ничего не делалось. Если не считать каких-то там возгласов и выкриков. Люди выживали за счет старого ресурса, который давным-давно был вложен в город, в первую очередь, в его инфраструктуру. И на этом всё. Причем в России это происходит периодически. Даже если вспомнить ХIХ век: при одном царе затишье, при другом реформы. Об этом писали классики: Карамзин, Радищев, Гоголь. Сейчас пришла пора начинать работу. Причем время не терпит. Наша задача - преодолеть упадочную тенденцию.

- На каких принципах должна строиться работа, чтобы появился результат?

- Конечно, это непросто. Но принципы понятны: первое - мобилизация людей, проведение с ними работы, второе - направление денег именно на развитие, а не на типичное прожитье. Суммы, которыми располагает город, очень небольшие. Все возможности - муниципальные деньги, областные, средства целевых программ (как, например, с ремонтом домов) нужно в определенное время сконцентрировать и правильно ими распорядиться. Сегодня сделали улицу, завтра провели дорогу, построили новые дома, отремонтировали старые, которые никогда не ремонтировались. Только тогда будет виден результат. Задача 2011 года – приумножить усилия, исходя из ситуации, сложившейся в образовании, здравоохранении, других сферах жизни города.

Шаг к цивилизованной, современной школе

-Программы, касающиеся образования, намечены?

- Нам необходимо реструктуризировать школы. Совершенно понятно, что сегодня практически ни одна школа в городе не соответствует современным требованиям, предъявляемым к образованию. Это касается самих школ, их оборудования, энергоэффективности, организации спортивных занятий, питания. Да, мы кое-что сделали: отремонтировали спортивные залы, привели в порядок столовые. Но этого мало. Сегодня подходишь к школе – видишь на общем сером фоне два светлых пятна – это столовая и спортзал. А нужно, чтобы вся школа стала светлой.
  Это непросто. Существуют объективные причины. У нас есть школы, загруженные в 3-4 раза меньше, чем предусмотрено лицензией. А финансирование подушевое, «идет за учеником». Если школу вместо 500 учащихся посещает 200, то и поступает средств на 200 - на фактическую численность. На эти деньги надо отапливать здание, освещать его, ремонтировать – всё целиком, а не только какую-то малую часть. В результате школы сидят без учебных пособий, без инвентаря, компьютеров, библиотек, без возможности увеличить заработную плату. Приезжаю как-то в школу № 6. Рассчитана на 1200 человек, а в ней - 400. Стоит полутемная. Спрашиваю, что у вас такое? – Так а денег-то нет, Юрий Васильевич. Даже лампочки не на что купить, - отвечают. Здание некрашеное, ограды нет, стекла разбитые, инвентарь отсутствует – весь комплекс проблем.
  Мы очень тщательно проанализировали ситуацию, учли демографические перспективы и пришли к выводу: чтобы заполнение школ соответствовало нормативу, нужно сократить восемь школ. Две из них уже закрыли. Жесткая реструктуризация необходима. По принципу семь раз отмерь – один отрежь. Но отрежь. И мы в состоянии объяснить, что мы делаем, как, в какой последовательности и зачем. После принятия программы, подготовленной в департаменте образования, осуществим это в очень короткое время.
  Не надо тревожиться. Да, некоторым придется поменять школы, классы, место работы. Но дети сделают шаг к цивилизованной, современной школе. Хуже не будет никому, это точно. Будет существенно лучше.

- Сколько нужно времени, чтобы нормализовать ситуацию, в которой у нас сейчас находится образование?


- Смотря что считать нормальным. Чтобы вывести из состояния архаики, – разобраться, ликвидировать вопиющие факты, отрегулировать перекосы – 2-3 года.

- Задумывались ли о судьбе зданий, которые останутся после объединения школ?

- Наша задача - не потерять ни одно здание. Надо, чтобы они не стояли пустые, а чтобы каждое нашло своего хозяина. Они будут или проданы, или перепрофилированы под детские сады и другие социальные учреждения, в которых есть серьезная потребность. Иначе это будут некомпенсируемые потери.

- В прошлом году приступили к реконструкции и возвращению детских садов. Как дальше будет решаться проблема дошкольных учреждений?

- У нас в этом году два очень серьезных проекта, рассчитанных на 200 детей: детский сад на Молодежной и сад школы № 9. Во время работы над решением этого вопроса мы пришли к пониманию, что детские сады должны быть больше. Детское дошкольное учреждение, где 60 детей, неэффективно. Детей должно быть не менее 120, если есть для этого нормальная площадь. Садики, которые мы ремонтируем, достаточно примитивны. Нет помещений для занятий спортом, нет музыкальных залов, залов для игр. Есть спальня и небольшое количество дополнительных помещений. На уровне проекта должны закладываться другие решения по возможностям для детей в детском саду. Это принципиально. Чтобы укрупнять садики, нужно их серьезно ремонтировать: делать пристройки, увеличивать площади. Хотим сделать садики 2011 года именно такими. Это будут большие садики с хорошими благоустроенными участками. Мы на пути к образцовым детским садам.

- То есть в образовании нужно решать глобальные задачи…


- Не думаю, что модернизация школ в Рыбинске – это глобальная задача. Я не Фурсенко. Но мы капитально отстаем от современных требований и находимся в условиях ресурсных ограничителей. Во многом, потому что людям много лет подряд было все равно, в каком состоянии школы. Мал бюджет образования, потому что мал бюджет города.

-Выход из ситуации?

- С одной стороны, так устроена и налоговая система, и российское самоуправление, и бюджетная вертикаль. С другой – город очень мало производит, создает дополнительной стоимости, поэтому очень мало поступает налогов - замкнутый круг. Город производит на 40-50 миллиардов рублей продукции в год. Это смешно. Оборот должен быть за 150 миллиардов, только тогда будет какая-то понятная жизнь. Но столько сейчас и в Ярославле нет. И пока не будет нового производства с совершенно другой выработкой, технологиями, продуктами – чуда не произойдет. Надо, чтоб к нам пришли инвесторы.
  У нас архаика во всем. Даже в торговле. Так и будет, пока мы не привезем сюда федеральные сети, пока не настроим магазинов, чтобы они конкурировали за покупателей. Мы бы от этого выигрывали. За покупками ездят в Ярославль. Это ненормально. Почему мы должны переплачивать? У нас нет современных гипермаркетов, мультиплексов. Надо, чтоб пришли люди, у которых современная логистика, современные товары. Нам нужно присутствие глобальных игроков.

- В федеральных и региональных программах Рыбинск участвует?

-Да. Это касается и образования, и в этом году – здравоохранения. Существует федеральная программа, связанная с приведением в порядок объектов здравоохранения. Мы попали в нее. На сегодняшний день в рамках этой программы выделяется 420 миллионов. Это серьезные деньги. В кратчайшие сроки их надо освоить: спроектировать, провести необходимые процедуры и в течение двух лет отремонтировать больницы. Таких денег никогда у нас не было. Это связано с изменением политики в области здравоохранения. Государство будет вынуждено заниматься и образованием, и здравоохранением, и спортом. Стоять на месте уже невозможно – нужно двигаться вперед.

Энергосберегающий город сбережет треть бюджета

- В последнее время много говорят о программе энергосбережения. В чем ее суть?

- Когда говоришь об энергосбережении, люди думают, что речь идет банально о счетчике. Это, в общем-то, абсурд. Ну, поставили счетчики , и что, в разы сократили потребление? Нет, конечно. У каждого человека сложился свой образ жизни, свои привычки, и очень немногие готовы принципиально сидеть в потемках, чтобы меньше платить за свет. На самом деле энергосбережение – это не сокращение каких-то удобств, стандартов комфорта. Это меньшее использование энергии в единицу времени – год, месяц, день, ночь. Для этого надо проделать серьезный путь. Например, нужно создать современные теплопункты, которые смогут регулировать расход тепла в доме, провести утепление дома (сделать совершенно другие крыши, стены, окна), обучить персонал. Это недешево, но даже не это главное. У наших людей нет даже возможности прийти и посмотреть на примере, как это - беречь энергию. В России такого нет. В европейских странах энергосбережение закреплено стандартами, законами. У нас совокупная доля затрат на энергию, например, в образовании – 15-20 % от всех затрат на образование! Учитель еще не вошел в класс, а уже капают деньги - за тепло, свет, воду. Доля этих расходов вырастает каждый год на несколько пунктов, потому что идет удорожание газа, тепла, энергии, воды. Мы должны сделать энергоэффективными школы, детские сады, дома, и показать реально – насколько меньше можно платить, как можно высвободить деньги и направить их на питание, на игрушки, на благоустройство территории. Сейчас детский садик тратит на энергию в год 3-4 миллиона. Даже те небольшие деньги, которые есть, мы расходуем нерационально. Считаю, что 30 % бюджета города расходуется зря. Мы их сэкономили, если город станет энергоэффективным. Наша задача – сделать пилотные проекты. На них обучить персонал: проектировщиков, пользователей. Сегодня никто этого пока не умеет. Ошибки неизбежны, но их надо минимизировать. Дать людям «пощупать», что такое энергоэффективность, «потрогать руками», - вот что нам необходимо. Покажем: вот столько мы истратили на этот садик, а столько получили, и вернем деньги в бюджет за 3-4 года, даже раньше, с учетом тренда на стоимость электричества. Если это школа – все показатели по расходованию тепла могут быть выведены, например, в кабинет физики – как на бензоколонке: сколько заправил – столько заплатил, сколько гигакалорий расходует школа – столько денег и платит. Вот что нужно, если мы хотим жить лучше.

- Существуют ли в России типовые проекты повышения энергоэффективности?

- Они существуют, но связаны с новым строительством, а у нас задача другая – привести в нормальное состояние то, что мы имеем. Сегодня ремонт бывшего детского сада в два, а то и в четыре раза дешевле, чем строительство нового. Простая арифметика: сколько детских садов лучше – два или четыре? Поэтому мы возвращаем здания детским дошкольным учреждениям. Я не вижу здесь того, чего нельзя сделать. Но, если мы не сделаем этого, все наши разговоры о повышении энергоэффективности останутся сотрясением воздуха, как это обычно и случается. Пилотные проекты определены: школы, жилые дома, детский сад.

Образец анти-архаики

- Не так давно Рыбинск принимал этап Кубка мира по лыжным гонкам в Демино. Значение этого события, значение Демино для Рыбинска?

- Что такое Демино? Вы представьте: ничего не было - пустая поляна. Сегодня Демино – это, прежде всего, люди, которые могут по сути дела всё. В том числе - организовать соревнования мирового уровня. Неслучайно рыбинцы будут работать на Олимпиаде в Сочи в составе судейских бригад по лыжным гонкам. За Кубком мира – есть другая, невидимая часть. В Демино нон-стопом в течение года проходит более 70 соревнований разного уровня. Десятки тысяч людей из разных стран приезжают сюда. Они здесь заправляют машины, посещают кафе, покупают сувениры, платят за использование трасс, - дают рабочие места. Они знают, что такое Рыбинск. В Демино вырос огромный коллектив, имеющий уникальную квалификацию. У нас трассы мирового уровня. Очень хорошие судьи. Развернуто волонтерское движение – учащиеся, военные сплотились в единую команду, и делают это не просто для того чтобы заработать, а чтобы десятки тысяч людей насладились великолепным зрелищем. Нет такого волонтера , который бы сам не катался на лыжах. У нас сильная детская спортивная лыжная школа. Рыбинск фигурирует в сообщениях сотен СМИ, в том числе электронных; отсюда идут трансляции по национальным каналам десятков стран. Происходит взаимное обогащение. С одной стороны, город работает на проведение соревнований, с другой стороны, Кубок работает на город. В эту игру втягивается всё. За несколько лет выращен марафон с самым большим количеством стартующих. В прошлом году участников в Демино было больше, чем в Мурманском марафоне, которому уже больше 50 лет. За нами потянулись в Тюмени, Вологодской, Архангельской, Самарской областях. Из таких центров, как Красногорск, Сыктывкар присылают целые бригады для изучения опыта – как это произошло, почему именно здесь появился этот феномен. Потому что сошлись все составляющие – ресурсы, команда энтузиастов, очень большая работа не за страх, а за совесть.

- Получается, это своеобразная матрица антиархаики, которая может воспроизводиться в любой другой сфере – здравоохранении, технологиях, сфере обслуживания, туризме. Пять-семь аналогичных проектов сделать лет за пять – город станет совсем другим.

- Абсолютно точно. Это можно проецировать на музейное дело, на торговлю, на малый бизнес, на все что угодно. У нас уже есть предложения от инвесторов, в Рыбинске хотят строить заводы – например, патронный завод и предприятие по производству медицинского молибдена. Людей, потенциальных инвесторов, привлекают такие проекты. Они видят, как мы относимся к спорту. Один московский банк предложил купить или взять в аренду наш бассейн и создать в нем центр водных видов спорта. Известные люди, профессионалы, готовы переехать сюда жить, чтобы с нуля выстроить проект и управлять им. Мы получим деньги, направим их, например, в «Метеор», а бассейн этот они в Москву не увезут. Плюс они вложат туда свои деньги, и бассейн станет качественно другим. А так бы он стоял, и до него не дошли бы руки, потому что у нас есть «Метеор», «Полет», разрушенный «Сатурн». Нужно, чтобы было больше воды, льда, закрытых помещений, открытых спортивных площадок. Спорт – это модель жизни. Современный человек хочет мобильности, зрелища и участия в этом зрелище. Он хочет быть активным.