gototopgototop

Опубликовано: 28.03.2010г.

На новой орбите

Журнал «Элитный квартал», март 2010


  12 октября 2009 года Юрий Ласточкин покинул пост генерального директора НПО "Сатурн". После долгих лет работы в авиастроительном бизнесе он решил баллотироваться на пост главы города Рыбинска.

  Выборы Ласточкин выиграл. Наверное, сегодня именно с его именем многие связывают надежды на перемены в жизни города.

 - Юрий Васильевич, прошло 2 года с момента нашей последней встречи. В 2008-м вы возглавляли одну из крупнейших компаний России – НПО «Сатурн». Сегодня вы – мэр города Рыбинска. Расскажите про ключевые события своей карьеры за эти 2 года.

 - В декабре 2008 года НПО «Сатурн» было куплено одной из государственных компаний Оборонпрома. Это совпало с кризисными явлениями в экономике. Я считаю, что моей команде удалось очень многого добиться для завода в тот период. Государство стало участвовать в судьбе предприятия. Общий объем субсидий составил около 20 миллиардов рублей. Мы получили государственные гарантии, было выделено дополнительное кредитование, были субсидированы процентные ставки и произошло увеличение уставного капитала. Поэтому сегодня «Сатурн» продолжает свою работу. Все начатые до кризиса программы получили финансирование. И я считаю, что свои обязательства перед заводом, особенно в период кризиса, я выполнил. Сегодня у предприятия новые владельцы и новая команда управленцев, и у них свое видение ситуации и свои задачи. И в это время я получил предложение от Сергея Алексеевича Вахрукова возглавить город Рыбинск. Для меня это было очень неожиданно. И я какое-то время думал над этим предложением.

 - Долго раздумывали?

- Долго: месяц, может, даже больше. Я счел это предложение достаточно интересным. Принял участие в выборах, выиграл их. И начал работать в качестве главы города Рыбинска.

- Управлять городом и управлять градообразующим предприятием – в чем ключевое различие?


- Общее одно: это системный подход к решению поставленных задач. Но вот задачи совершенно разные. Уровень проблем на заводе один, а уровень проблем в городе совсем другой. Нам приходится работать в условиях жестких ограничителей, в первую очередь, ресурсных. У города очень скромный бюджет. Это вызвано разными причинами – и состоянием экономики, и вообще несовершенством механизма бюджетообразования. А проблем у города за последние 20–25 лет накопилось очень много, и их надо решать. Вопрос в том, как за счет очень небольших денежных средств изменить ситуацию. Ситуация осложняется еще и тем, что у нас машиностроительный, приборостроительный город. А во время кризиса именно производство пострадало больше всего. Уровень падения производства – порядка 20–30 процентов в год. И эти кризисные явления продолжатся и в 2010 году. И я думаю, что кризис не закончился, и все еще впереди. Самое страшное, что он очень ударил по карману многих людей: увеличилась безработица, зарплаты снизились, а вот тарифы, коммунальные платежи, напротив, выросли. Поэтому сейчас у нас очень много проблем, которые надо решать.
  Управление городом — это не менее серьезный процесс, чем управление бизнесом. Но в бизнесе последнее слово всегда остается за менеджерами, которые им управляют. В то время как тут есть и представительная, и законодательная, и исполнительная власти. Есть бюджет. И, к сожалению, я не могу собрать большое количество высококвалифицированных специалистов просто потому, что у меня нет возможности им платить достойные деньги. Поэтому у нас есть серьезные проблемы с кадрами. А ведь все проблемы решаются именно людьми.

- А бизнесмену, то есть человеку, который прошел длинный путь, умеет управлять предприятием, проще в этой ситуации?

- Конечно, проще. Мне, чтобы разобрать любую проблему, будь то тепло, вода, требуется гораздо меньше времени. Для этого есть системный подход, который был наработан в те годы, когда я управлял НПО «Сатурн».
  Я считаю авиастроительный бизнес одним из самых сложных видов бизнеса. Ведь чтобы спроектировать и произвести двигатель, нужен труд десятков тысяч очень высококвалифицированных специалистов, собранных в одном месте. И, имея этот опыт, мне гораздо проще разобраться с теми проблемами, которые сейчас стоят перед городом. Будь то тепло, энергетика, вода, транспорт, логистика, уборка улиц. Например, зачем мне слушать, почему не убраны улицы. Мне проще уволить этого человека и не слушать его истории. И на его зарплату я найду людей, которые способны сделать улицы чистыми.

- Долгие годы вы входили в первую десятку самых профессиональных менеджеров отечественного машиностроения согласно рейтингу, составленному Ассоциацией менеджеров России совместно с газетой «Коммерсант». Методы управления, наработанные в бизнесе, помогают в политике?

- Я бы не назвал это политикой. Какая у нас политика? Тут только хозяйственная работа. У нас огромные проблемы: и в коммунальном хозяйстве, и в образовании, и в здравоохранении, и в культуре. Здесь люди выбирают главу города, чтобы он делал их жизнь лучше. Какая тут политика? У меня нет задачи вводить людей в заблуждение или выдавать желаемое за действительное. У меня нет задачи бесконечно переизбираться на этот пост. Но, живя в городе, я прекрасно понимаю уровень проблем, которые здесь существуют. И теперь у меня есть возможность попробовать что-то сделать для своего города. Это серьезный вызов в жестких и очень ограниченных условиях. Сначала казалось, что можно сделать все очень быстро. Знаете, как кавалерийская атака. Но это просто невозможно. Здесь нужна очень серьезная, вдумчивая работа. Нужно привлекать инвестиции, причем в любой форме. Ведь основная проблема провинциальных российских городов — это очень маленький бюджет, маленький объем продукта, который в них производится и слабая конкурентоспособность этих продуктов. Мы имеем архаичное городское хозяйство. Поэтому наша задача — бороться с этим всеми доступными средствами.

- А за счет чего можно бороться?

- Самый главный ресурс — это люди. Если они поверят в то, что свою жизнь, жизнь своих детей, своих близких можно изменить, то у нас все получится. Но нужно, чтобы в это верили не только 10 человек, которые вокруг меня, и не 400 человек, которые работают в мэрии. Нужно, чтобы эта вера была у десятков тысяч людей: у бизнесменов, у предпринимателей, у людей, которые работают в системе образования, в коммунальном хозяйстве. И если они поверят в свой город и в свои силы и будут действовать, то все получится.

- А как вернуть веру в город?

- Эта вера никуда не пропадала. Ведь каждый человек, который тут живет, не может не любить свой город. Но важно, чтобы каждый на своем месте еще и действовал. Вот это самое сложное. Сделать так, чтобы каждый действовал и чтобы эти действия складывались в единое целое, – это очень сложно. Нужно мотивировать, поощрять, нужно рассказывать о людях, которые чего-то добиваются. Ведь главное – это люди. Причем не чиновники, а предприниматели и самодеятельные люди, в которых скрыт гигантский потенциал. Мы все должны приложить усилия, чтобы изменить свою жизнь. И без принципиальных усилий ничего не поменяется. Моя задача – организовать работу так, чтобы окружающие меня люди прикладывали принципиальные усилия и, в свою очередь, организовывали работу других людей.

- Какие направления работы вы считаете для себя приоритетными. Чему будет уделено наибольшее внимание?

- Номер один – это, конечно, жилищно-коммунальное хозяйство. Вся инфраструктура города архаична, она потребляет огромное количество ресурсов. Я имею ввиду газ, электричество, воду, тепло. Тарифы (а сейчас население оплачивает фактически 100 процентов за потребляемое) очень высоки, можно сказать, они запредельны. Но при этом изменения еще не начались. Они должны быть техническими. Мы должны резко поднять КПД всех тепловых станций, заменить трубы, сократить потери в сетях, эффективно организовать работу управляющих компаний. Но все это требует громадных инвестиций. Деньги найти не так сложно, но нужно понять, как потом они вернутся либо муниципалитету, либо инвестору. Наша главная задача – повышение энергоэффективности и сокращение энергопотребления во всех видах, а также внедрение современных технологий. Сейчас мы теряем до 30 процентов производимого тепла при транспортировке, 80 процентов труб имеют полный износ. У нас есть проблемы с качественной питьевой водой. Есть целые районы города, где имеются серьезные отклонения от санитарно-эпидемиологических норм. С началом кризиса у нас практически прекратилось строительство. Сейчас мы занимаем шестое место среди городов области по товарообороту на человека. Хотя в советские времена мы производили больше промышленной продукции, чем Ярославль. Однако в основном это были заводы, принадлежащие военно-промышленному комплексу. Сейчас ВПК в состоянии стагнации и постепенно умирает. Некоторые заводы банкротились по 2–3 раза. За 25 лет на них не менялась ни технология, ни продукт, ни рынок этого продукта, ни менеджмент. Наша задача — привезти сюда новое производство, новые предприятия. Кроме всего прочего, город должен иметь свое лицо, он должен быть красивым. Мы будем приводить его в порядок, чтобы нам было не стыдно и перед самими собой, и перед гостями, которые сюда приезжают. И еще одна из наших задач — создать иное информационное поле города, которое будет работать на позитив, способствовать положительным изменениям.

- Какой путь у Рыбинска?

- Рыбинск имеет кадры высокой квалификации. И мы должны сделать ставку на современное производство. Таких больших заводов, как «Сатурн» уже не будет, к сожалению. Высокопроизводительный завод сегодня – это 200–500 человек работающих, которые производят продукции на 500–900 миллионов рублей. Это современные конкурентоспособные технологии, это новый продукт и очень высокая выработка. Это предприятие с очень высокой добавленной стоимостью: будь то производство кабеля, машиностроительной продукции, комплектующих. Мы не научились пока создавать масштабы производства, соизмеримые с вложениями в бизнес. Вот таким я вижу путь Рыбинска в будущем.

- Рыбинск, впрочем, как многие небольшие провинциальные города, страдает от нехватки бюджетных средств. Как вы будете решать эту проблему? Если ли планы по привлечению инвесторов? Могут ли быть среди них иностранные компании?

- Любые деньги важны. А иностранные инвестиции – это высший пилотаж. Чтобы пришли иностранцы, нужны очень крупные проекты и стабильные условия работы. Сейчас мы продолжаем переговоры с компанией Snecma о новом совместном проекте. Это многопрофильная группа «Сафран». У них второй по величине годовой оборот в Европе – 11 миллиардов долларов. Кроме того, не так давно итальянская компания купила наше предприятие «Рыбинскэлектрокабель». А это значит, что они будут вкладывать деньги в развитие. А это новые современные рабочие места, возможность обучения, новые налоговые отчисления для бюджета.

- Сейчас очень много разговоров ведется вокруг приватизации многих объектов города. Какова ваша позиция на этот счет? Можно сказать, что это во многом вынужденная мера?

- Конечно, мы имеем очень маленький бюджет, и его надо пополнять. Нам катастрофически нужны деньги, чтобы изменить свою инфраструктуру, направить их в ЖКХ, образование, здравоохранение. Я считаю, что чиновничество не может эффективно управлять собственностью. Недвижимостью должны управлять бизнесмены. Наша задача – продать все и создать условия для развития. Будут проданы магазины, гостиницы, нежилые помещения, земля. Нужно пригласить инвесторов. Инвестором может быть любой: и человек, который живет в Рыбинске, и ярославец, и москвич, и житель Петербурга. Мы также будем рады иностранцам. Продавая кому-то объект, мы получаем не только доход от продажи или от аренды, но и создаем потенциальные рабочие места. Сейчас в городе более 5000 безработных. Это большая цифра. Так что продажа имеет много положительных результатов. Появятся новые объекты культуры, торговли, спорта, бизнеса. Кстати, Ярославль уже давно идет по этому пути. Так что это благое дело.

- Напомню вам цитату из вашего последнего интервью нашему журналу: «Бизнес – это чистое творчество! Разве это не творчество – потратить миллион, когда планировалось потратить 5? Или разве не творчество – сделать что-то в 2 раза быстрее, чем запланировано по срокам?». А то, чем вы занимаетесь сейчас, можно назвать творческим процессом?

- Конечно. Как можно что-то сделать при отсутствии денег? Или как можно удержать ситуацию в условиях кризиса? Как привлечь людей, как их мотивировать? Как скомпилировать усилия десятков, сотен, тысяч людей и направить их на развитие города? Как заставить людей поверить в себя? Конечно, это творчество.

- Кто из современных политиков или деятелей прошлого является для вас ориентиром?

- Я бы, прежде всего, назвал не политиков, а людей, которые достигали серьезных показателей в бизнесе. Это Королев, Курчатов, Гинзбург, Соловьев, Дерунов. Вообще, у огромного количества людей нужно и можно учиться. У Лисицына – одному, а у Вахрукова – другому.

- Чему, например?

- Анатолий Иванович был либералом, сообразно своему времени. Он был отличным лоббистом. А Сергей Алексеевич – чиновник очень высокого класса. Такие люди очень востребованы в нынешнее время. Он действует очень профессионально, как робот, в хорошем смысле этого слова. В любое время дня и ночи он делает все возможное в этих сложных условиях, чтобы область пережила кризис с минимальными потерями, чтобы пришли инвестиции. И он не жалеет на это ни времени, ни собственных сил. Он эффективный управленец. И у него можно поучиться настойчивости, концентрации, постановке целей и достижению их.

- И не могу не спросить про этап Кубка мира, который уже не первый год проводится в Дёмино. Насколько качественно изменилась организация этого мероприятия после полученного опыта? Что этот старт дает для развития города в целом?

- Самое главное то, что мы создали очень сильную профессиональную команду. Это волонтеры, судьи, организаторы, те, кто работает со спонсорами, кто готовит трассы, кто принимает и провожает команды, обеспечивает трафик. И эта команда из года в год становится все более и более профессиональной. Мы внимательно следим за недочетами, которые нам выставляет FIS, директорат Кубка мира. Вообще этапы Кубка мира походят в крупнейших городах мира – Стокгольме, Осло, Дюссельдорфе, Давосе, Праге. И вдруг в этой компании появляется Рыбинск! Вы представляете?! Как вы считаете, это достижение для такого небольшого города, как наш?

- Окупают ли себя проводимые в Дёмино этапы Кубка мира по лыжным гонкам? Выгодно ли их проводить?

- Конечно, они себя не окупают, прибыли мы не получаем. Однако это событие дает огромный толчок для развития города в целом. Сейчас уже подписано соглашение о строительстве биатлонного стрельбища в Центре лыжного спорта «Дёмино». Мы начнем развивать детский биатлон. Россия — очень сильная лыжная страна, но у нас ни разу не проводился чемпионат мира по лыжному спорту. И мы надеемся в ближайшей перспективе, после 2012 года, провести его здесь. А это сотни тысяч болельщиков, это гостиницы, это трассы, это трафик, это развитие серьезного бизнеса. Это часть имиджа всего города. 

Ирина Дерябина