gototopgototop

Опубликовано: 29.11.2012г.

lcdrЮрий Ласточкин: «Жаль, что мне уже не 25»

   Мэр Рыбинска Юрий Ласточкин рассказал Le Courrier de Russie о том, что он думает о помощниках Владимира Путина и чем русский начальник отличается от своего французского коллеги

Le Courrier de Russie: Каким было ваше детство?

Ю.Л.: Я родился в Рыбинске в 1965 году в простой семье, мой отец был инженером, начальником цеха на местном заводе, а мама работала учителем в школе. У меня нет ни братьев, ни сестер. Мои родители выросли в многодетных семьях и хотели иметь только одного ребенка. А у нас с женой четверо детей. У меня было самое обыкновенное советское детство, с дачей, Волгой, бабушками и дедушками, школой с серьезной идеологической подготовкой, пионерскими лагерями…Мне кажется, у меня было счастливое детство, хотя мы жили в деревянном доме, туалет был на улице, а зимой приходилось топить печку.

LCDR: Что Вы думаете о советской эпохе?

Ю.Л.: Это было абсурдное время, существовало множество запретов… Все были одинаково бедными, информация контролировалась. Но при этом мы получали качественное образование, люди имели крышу над головой, шло покорение космоса, развивалась аэрокосмическая промышленность, наука и культура были на высоком уровне. Сейчас мы с юмором воспринимаем ностальгические чувства по советскому времени. На эту тему есть хороший анекдот. В Ярославской области есть городок Пошехонье, он находится в самой глуши. Два мужика стоят на автобусной остановке, на одном из них шикарный костюм. Другой его спрашивает: «Где купил?». Тот отвечает: «В Париже». «А где это – Париж?» - спрашивает второй. Первый отвечает: «Три часа до Рыбинска, два до Ярославля, ночь на поезде до Москвы и четыре часа на самолете до Парижа». «Ну, надо же, такая глушь, а так шьют!».

LCDR : Чем Вы занимались после того, как окончили школу?

Ю.Л.: Я уехал учится в Ярославль, поступил на экономический факультет, затем пошел в армию. После службы я вернулся в Рыбинск и устроился на Волжский машиностроительный завод. К тому времени уже началась  перестройка.

LCDR: И как события развивались дальше?

Ю.Л.: Я занялся бизнесом!

LCDR: Каким именно?

Ю.Л.: Самым обыкновенным, акции, сделки…

«Для нас это было сродни полету в космос»

LCDR: А что было потом?

Ю.Л.: В 1997 году меня назначили управляющим директором НПО «Сатурн» в Рыбинске, а год спустя – генеральным директором. Я проработал на заводе 12 лет. В мою бытность главой компании НПО «Сатурн» основал совместное предприятие с французской группой Safran: мы выпускаем двигатели для самолетов Sukhoi Superjet 100. Наши моторы отвечают всем международным стандартам, нам пришлось провести гигантскую работу, чтобы наладить их выпуск.

LCDR : Чем примечателен ваш проект?

Ю.Л.: Мы создали самолетный двигатель на базе двух инженерных школ: одна часть мотора производится во Франции, вторая - в Рыбинске Здесь же происходит его сборка, а испытания проходят в Комсомольске-на-Амуре. Сейчас историю нашего партнерства изучают в Политехнической школе в Париже (знаменитое высшее учебное заведение Франции по подготовке инженеров, прим. пер.). Я лично намерен написать о нем книгу.

LCDR: Какое слово определяет ваше партнерство?

Ю.Л. : Доверие. Если вы не доверяете тем, с которымивы  ведете переговоры, вы станете миллиарды евро тратить на работу с ними! Нам пришлось научиться доверять друг другу – мы ездили во Францию, а люди из Snecma приезжали к нам.

«Французы ведут себя скромно» 

LCDR: Какое впечатление произвели на Вас французы при первой встрече?

Ю.Л.: Я сразу подумал, что между нами больше общих черт, чем различий.

LCDR: И что же нас объединяет?

Ю.Л.: Французы любят длинные разговоры и, на первый взгляд, кажутся излишне самодовольными. Французы, с  которыми мы работали, - необычайно образованные люди. Я был поражен, когда увидел, как устроена французская промышленность, как работает авиационный сектор, какую большую поддержку ему оказывает государство.

LCDR: А что нас различает?

Ю.Л.: Французы ведут себя скромно, особенно начальники. Нам стоит брать с них пример. Русские привыкли делать все напоказ. Сложно представить себе крупного российского бизнесмена, который обходился бы без личного водителя. Французские главы компаний, напротив, часто сами водят машину.

«Во Франции, видимо, с девушками беда»

LCDR: Что, по-Вашему, является отличительной особенностью россиян?

Ю.Л.: Мы очень трудолюбивый народ, мы живем на Севере, нам приходится выживать в суровых условиях. У нас огромный творческий потенциал. В России много великих ученых. А еще у нас очень красивые женщины. Кстати, мне показалось, что у французов с этим есть проблемы.

LCDR: Что вы имеете в виду?

Ю.Л.: Во время моей работы в НПО Сатурн, я обратил внимание на то, что французские специалисты, приезжающие в Рыбинск, возвращались во Францию с русскими женами. Мы замучились искать новых переводчиц и решили схитрить.

LCDR: Каким образом?

Ю.Л.: Мы перестали предоставлять французам симпатичных переводчиц, но это их не смутило. Они переключились на менее симпатичных.  Отправляли к ним дам в возрасте –увозят и их! На последней свадьбе, которую мы сыграли между французом и русской, невесте было 55 лет! Вот я и говорю, что во Франции, видимо, с девушками беда. Ну или же их просто больше у нас, чем у них.

LCDR : В чем нуждается Россия?

Ю.Л. : В развитии малого и среднего бизнеса. Во Франции существует огромное количество  малых и средних предприятий, которые занимаются гостиничным делом, сыроварением, виноделием, цветоводством и многим другим. В России такого почти не встретишь. У нас  большинство людей хотят работать в крупных компаниях или в администрации, они боятся рисковать и брать на себя ответственность. Я считаю, что власть должна всячески поддерживать граждан, которые решают открыть собственный бизнес.

«Путин окружил себя бездарными помощниками»

LCDR :. Что Вы можете сказать о Владимире Путине и Дмитрии Медведеве?

Ю.Л. : Им досталась страна в тяжелом положении, с рядом нерешенных проблем, которые накапливались годами. Я несколько раз виделся с Путиным, но встретиться с Медведевым мне так и не удалось. Мне кажется, Путин окружил себя бездарными помощниками. Поднять страну с такими людьми будет непросто. С другой стороны, Путин он очень много сделал для России, и не его вина в том, что сделать надо еще больше.

LCDR : Тем не менее, как в Кремле, так и в лагере оппозиции есть талантливые люди. Например, Кудрин или Прохоров.

Ю.Л. : У Кудрина огромный опыт, но он не знает, что творится за пределами его кабинета. Что касается Прохорова, я хочу посмотреть, чем закончится история с его электрокаром «Ё-мобиль». Если ему действительно удастся создать такую машину,  я буду относиться к нему с большим уважением. Однако я не уверен в успехе этого предприятия. Осуществить такой проект под силу только крупным автоконцернам. Это амбиции уровня «Рено», «Пежо», «Тойоты». Со стороны Прохорова наивно полагать, что он в одиночку сумеет создать серийный электрокар.

LCDR: Какие надежды Вы возлагаете на будущее, о чем Вы сожалеете?

Ю.Л.: Я надеюсь, что однажды Россия станет цивилизованным государством. Мне жаль, что переход от СССР к новой России оказался таким тяжелым, а потери были так велики.

LCDR : А что касается лично Вас?

Ю.Л. : Жаль, что мне не 25! Мои надежды связаны с моими детьми, моей семьей. Я желаю им иметь много друзей, жить интересной жизнью. Жизнь не бывает грустной, если у тебя есть надежда!

Беседовал Жан-Феликс де Ля Виль Боже

Le Courrier de Russie, №223, 23 ноября - 7 декабря 2012 года